Степан Гавриш
в інтернет-просторі:

Степан Гавриш: Я приду в парламент с готовым пакетом законодательных предложений
29.05.2012

До выборов осталось около пяти месяцев, а публичных заявлений о намерении баллотироваться практически не прозвучало. Однако уже сегодня есть люди, относительно намерений которых не приходится сомневаться. Степан Гавриш определился со своими политическим желаниями и уже заявил о намерении баллотироваться в Верховную Раду по 176-му избирательному округу (г.Чугуев, а также Великобурлукский, Волчанский, Двуречанский, Печенежский и Чугуевский районы).

– Степан Богданович, чем Вы занимаетесь в последнее время, после того, как ушли из власти и политики?

 – Я недавно ушел из власти, но не ушел из политики. Сейчас занимаюсь глобальным анализом событий во внешней и внутренней  политике, мировых тенденций и их влияния на наше будущее. Для Украины это очень важно, поскольку уже в существующей новой реальности внешняя политика стала внутренней. Много читаю и пишу. И у меня появилось больше времени для  семьи,  сыновей.

– В своих предыдущих интервью вы говорили, что у вас совершенно новый этап в жизни, и он связан именно с детьми…

– Да. Это так. Мой новый этап жизни связан именно с семьей, появлением двух сыновей – Луки и Марко. Это подарок судьбы после тяжелой катастрофы. С ними, мне кажется, я начал свою новую жизнь.

– Какие черты характера унаследовали от вас Марко и Лука? Пытаетесь ли вы вложить в них то, чего вам самому в себе не хватает?

Да, я вижу в них настойчивость, упрямство и лидерские качества. Необычна склонность к творчеству, причем, во всех сферах. Они прекрасно рисуют, как  и я в детстве. Это все передалось им от моей мамы. Пацаны очень эмоциональные, что и для меня характерно. Я был страшным непоседой. Вообще, жизнь в сельском дворе ребенка – это совсем не та жизнь, какая есть сегодня. Я был полноценным и ответственным членом домохозяйства: пас гусей, коров, даже доил корову, поскольку все работали в страду в  колхозном поле.

Известно, что вы пошли в школу гораздо  раньше своих сверстников. Не растеряли свои таланты по жизни?

– Да, было такое в моей жизни. Я в прямом смысле удрал в школу, когда мне было едва шесть лет. Мать уехала в город продавать гусей, потому что в колхозе платили трудоднями и денег не было, а мы строили дом. Каждый день дети шли в школу с криками: «Пошли с нами, умный», потому что я все время ходил с книгой. В отличие от них, я научился читать гораздо раньше и, даже, ходил в сельскую библиотеку. Я босиком, с полотняной, через спину, торбочкой пошел с этими «провокаторами», захватив книги, тетради и карандаш. И меня, смеясь, взрослые ребята посадили на заднюю, самую большую,  парту в первом классе. Первоклашки из двух сел друг друга еще хорошо не знали. Поэтому учительница только в конце урока обратила на меня внимание. Она с удивлением спросила, что  здесь делает, такой маленький мальчик. Увидев книгу и тетрадь, она, по учительски строго, спросила меня: «Умеешь ли ты читать и писать». Сначала я бегло прочел в книге – сказку о волшебном баштане, а  потом на доске написал печатными буквами свою фамилию и имя. Она позвала директора. Он долго на меня смотрел, в итоге отправил домой. Дома, вечером, директор застал меня на коленях на кукурузе с двумя грабовыми поленьями в руках.  Был наказан за непослушание. Но директор долго  убеждал маму, что я очень способный и мне надо обязательно учиться. Мама продала теленка и купила костюм и портфель. Они пахли новой жизнью. Так я  пошел в школу. Через месяц в школу примчалась по письму «доброжелателей» комиссия из районо. Они на всех громко кричали. Потом задавали мне разные вопросы, заставляли читать, писать, складывать в уме, долго совещались в учительской. Какая-то член комиссии, вытирая слезу, все время говорила какой я маленький и хрупкий. Мне, под ответственность директора разрешили учиться в школе.

У меня была уникальная память, я мог запомнить целую страницу написанного текста и пересказать ее с абсолютной точностью. Мои родители, когда я был в первом классе, приглашали соседей, доставали "Кобзарь", соседи наугад открывали любую страницу и давали мне. Я читал, давал им книжку и повторял слово в слово. В школе был драмкружок, и я знал наизусть роли всех участников постановки. Случалось,  что приходилось играть сразу две роли, когда кто-то из участников труппы заболел. На колхозной машине мы ездили выступать в другие села, в основном ставили произведения Т.Шевченко. Я и сейчас пользуюсь памятью больше, чем записями.  

Причем, с такой же легкостью откликаюсь на все детское, что есть в моих двух маленьких сыновьях. И мне кажется, что между нами иногда нет особой разницы. Я часто с ними вступаю в различные единоборства придумывая на ходу разные игры. Мне иногда кажется, что мое детство вместе с озорством помогает мне и сейчас  находить ответы на сложные вопросы современного мира.  Когда бывает очень трудно, я прячусь в детских воспоминаниях или иду в спортзал.

– Вы говорили, что очень любите читать, и у вас дома отличная библиотека. Какая последняя книга произвела на вас впечатление?

У меня действительно отличная библиотека. Последняя книга, которую я прочитал, не поверите, с каким-то восторгом  – это книга М.Ридли "Геном". Она уникальна. В Украине в печатном виде ее нет, поэтому пришлось скачивать с интернета. Это бестселлер о результатах глобального исследования   генома человека. Это  стало причиной написания статьи – о геноме украинца и факторе его страхов. Феноменальный физик-ядерщик М.Каку, со своей книгой о физике будущего, подтолкнул меня к написанию статьи о трагедии Фукусимы в контексте Чернобыльской катастрофы, а мемуары Ли Куан Ю – о экономическом кризисе и модернизации Украины.

Но я наверное, приверженец скорее научной фантастики. Она в высшей степени связана со смелыми прогнозами развития мира и человечества. Классика – это основа мировоззренческой позиции, без нее не обойтись. Поэтому, сейчас заканчиваю, кстати, Франца Кафку, изданную недавно Иваном Малковичем. Но научная фантастика – это свободный взгляд в будущее. В Совбезе я не раз пытался предвидеть, спрогнозировать будущее для страны. Это очень похоже. Например, нанотехнологии были предсказаны фантастами еще в 1950-х годах. В Совбезе мы предсказывали системный кризис развития из-за игнорирования принципа преемственности власти, делигитимизации ее конституционной конструкции и наращивании слияния власти с большим бизнесом.  Помните, у нас не читатели,  у нас писатели.

У меня нет раритетных коллекций дома, но есть великолепные книги с уникальными иллюстрациями, коллекции украинских книг, которые в силу бедности отечественного книгоиздательства  издаются почти поштучно. Я поддерживаю такие издания. Когда-то я, как вице-спикер парламента, был инициатором и автором создания особого экземпляра Конституции на которой президент должен был приносить торжественную клятву, вступая в должность. Тогда мы эмоционально дискуссировали с выдающимися украинскими дизайнерами, переплетчикам о том, какой она будет… Есть книги, которые для меня представляют особую ценность. Например «Україна, Козацька держава», раритетное энциклопедическое издание, рассчитанное на политическую, научную и творческую элиту страны. Я был у истоков ее подготовки.

– Степан Богданович, после того как вы вспомнили о вашем политическом прошлом, хочется спросить о политическом будущем. Вы заявили о том, что будете баллотироваться в народные депутаты, при чем по тому же округу,  по которому уже избирались дважды. Что вас с ним связывает?

– Моя политическая карьера началась в этом округе: я прошел в парламент, стал вице-спикером, руководителем фракции, лидером парламентского большинства. Мне приятно, что сделал очень много для округа и его избирателей. К концу второй депутатской каденции три района (Чугуевский, Печенежский и Великобурлукский) занимали первые места в области по социально-экономическому развитию. Я придумал, разработал и реализовал программу газификации округа на 76% – 80%. Были полностью, газифицированы Печенежский район, Великий Бурлук, Старый Салтов и другие крупные населенные пункты.  Это был уникальный проект. После меня никто не решился на подобные вещи.

Я много сделал для того, чтобы центральная власть и интересы моего округа постоянно пересекались. Иногда  со скандалами. Я находил разные способы договариваться. Это сложная и тонкая политика компромиссов. Несколько раз в округ приезжал президент страны Л.Кучма, премьер Ю.Тимошенко. С министром по вопросам чрезвычайных ситуаций и по делам защиты населения от последствий Чернобыльской катастрофы  Василием Дурдинцом (был министром в 1999-2002 гг. – "SQ") в поселке Вильча (Волчанский район) мы подписали договор о поддержке жителей, которые были переселены сюда из зоны отчуждения Чернобыльской АЭС. Благодаря этому для них были созданы сотни рабочих мест в Волчанске, оборудована амбулатория, обеспечено автобусное сообщение.

Я занимался проблемами интернатов и детей-сирот в этом округе. Реализовал проект по расширению сети домов семейного типа. Так, под Волчанском был создан уникальный семейный дом, где и по сей день воспитывается 16 детей-сирот. Мной внесен в парламент законопроект о госпомощи семьям с детьми, о государственной соцпомощи малоимущим семьям, о финансовой поддержке детей сирот и детей лишенных родительской опеки, и что очень важно, законопроект о детских домах семейного типа. В 2000 году стал Законом Украины мой проект о противодействии насилию в семье, за который я  долго боролся. В итоге, правда,  из него многое было выброшено, в том числе и организация телефонной линии, по которой дети и беззащитные члены семьи могли обращаться в правоохранительные органы или к психологу за защитой от насилия в семье.  Жаль, что нынешние депутаты от власти не продолжили этих традиций, а сосредоточились на личных интересах.

В ближайшее время я собираюсь представить полный отчет о своей работе перед избирателями.

Я придумал и успешно реализовал два этно-фестиваля – "Печенежское поле" и "Свадьба в Малиновке". "Печенежское поле" объединил на одной сцене на берегу печенежского водохранилища представителей Украины, Беларуси, Молдовы, России и других стран. Мы рассчитывали на возрождение старых традиций, прежде всего, украинского, славянского этно. Одновременно с песенным фестивалем и фестивалем-конкурсом народных костюмов и музыкальных инструментов, конкурсов ремесленников, художников, проводился конкурс на лучшее исполнение поэзии Петра Василенко – удивительного поэта с Печенег. Планировали создать большую ярмарку, на которой можно было бы продавать то, что выращивается на простом сельском дворе. Чтобы стимулировать интерес людей к этому, я в свое время предлагал законопроект о поддержке сельских домовладений в Украине. Но, к сожалению, он не был поддержан из-за того, что парламент лоббирует интересы исключительно крупных финансово-промышленных групп или отдельных миллиардеров.

– Ранее вы заявляли, что большинство районных газет отказались печатать ваши поздравления, вам отказывали в выделении помещений для общения с избирателями. Продолжаете ли вы ощущать препятствования вашим действиям?

Знаете, я никогда не испытывал давления на себя такого воинствующего и тупого  административного ресурса. Я обращался в чугуевскую, двуречанскую, печенежскую газеты, чтобы разместить самые обычные поздравления на коммерческих основаниях. Но мне не только отказали, а и разместили вместо этого грязные и унизительные публикации от имени запуганных властью ветеранов, в которые "разобрали" чиновничьим языком какие-то мои политические или экспертные пассажи. Мы посетили этих ветеранов, и они сказали, что подписали это под давлением районных редакций и райгосадминистраций. После чего они потеряли спокойствие, их пожилых людей, снова запугивали и приглашали на собеседование «в стиле ЧК».

В пос. Вильча я много помогал людям, они нуждаются в помощи и сегодня. Но вот теперь мне пришлось проводить встречи с людьми в саду под деревьями. Учителя, вдумайтесь, какую мораль они несут детям, бегали и уговаривали людей, вместе с сельским головой не идти на встречу со мной.  А ведь я когда-то этой школе привез большой компьютерный класс. И не только. Пришло человек 50, много инвалидов.  Они возмущались, что им даже не дали возможность присесть, чтоб со мной поговорить. А в Печенегах, к примеру, совсем молодой глава администрации вызывал к себе ветеранов и давал им "разгон" за то, что они приезжали ко мне на встречу.

Степан Богданович, а как будете вести предвыборную кампанию?

– Буду продолжать лично встречаться с избирателями, использовать прессу, телевиденье. Уверен, меня поддержат местные общественные организации которые устали от, неожиданно возродившегося, феодализма. Конечно, в этих условиях важным вопросом будет то, как будет действовать власть. Готова ли она быстро усиливать политический кризис в стране, чтобы Европа эти выборы не признала? Готова ли она и к личному кризису и будущим испытаниям и личным потрясениям? Ведь это приведет к тому, что Украина окажется в полной не только политической, но и экономической изоляции. Думаю, что сегодня власти важно понять, что если она будет стремиться в 14 избирательных округах Харьковщины избрать 14 депутатов – представителей власти, то это будет прямо свидетельствовать о грубой фальсификации выборов.

Со стороны власти, как Вы видите,  существует жесткое и брутальное  давление на независимых кандидатов. Но кроме них, своих кандидатов в округах обязательно выставит и объединенная  оппозиция. И знаете, все это может  привести к тому, что власть, используя административный ресурс, фальсификации, запугивая избирателей, членов избирательных комиссий, втягивая в политику правоохранительные органы и суды, сможет победить. Но это будет колоссальная ошибка и пирровая победа. Есть проблема и с  оппозицией, которая не умеет и не хочет договариваться, не выдвигает сегодня конкретных программных целей, способных получить доверие и объединить вокруг нее и независимых политиков. Я, независимый и пытаюсь убедить в этом избирателей. Ведь ни у одной, ни у другой стороны нет четкого плана будущего. А я прихожу в парламент с готовым пакетом законодательных предложений, включая и конституционные.

В свое время я много раз говорил и Олегу Демину, и Евгению Кушнареву (экс-губернаторы Харьковской области – "SQ") о том, что нужно уделять максимальное внимание формированию харьковской политической группы в Киеве, чтобы влиять на центральную политику в интересах харьковского региона. И у нас была сильная харьковская группа "Демократические инициативы", в ней было 11 депутатов-харьковчан, в том числе и нынешний губернатор Михаил Добкин.

Я написал несколько законопроектов в интересах Харьковской области. Харькову были предоставлены значительные льготы по налогообложению. По сути, мы создали в городе технопарк, но этим никто не воспользовался, не хватило знаний, решительности, здорового авантюризма. Также мы написали для завода им. Малышева закон о приоритетном развитии отрасли бронетехники. Потом вместе с харьковскими нардепами Аллой Александровской и Александром Бандуркой разработали  законопроект о поддержке авиастроения в Харькове.

В случае избрания вы планируете быть независимым депутатом?

–  Да. Я никогда не состоял в политических партиях кроме коммунистической.  Да, был еще партийный опыт, когда я участвовал в оппозиционном блоке "Не так!" (на выборах 2006 г. – "SQ"). Я его не стыжусь, но им и не горжусь. Я считаю, что это был период больших сомнений и единственно возможной дискуссии с властью.

Сегодня вести такой диалог с ней достаточно сложно и, скорее, даже невозможно. А если не будет открытой и понятной обществу дискуссии, мы не сможем остановить очень сложный и непредсказуемый кризис, который с каждым днем  только набирает обороты. Власть не приобретает сторонников и отпугивает трезвомыслящих прагматиков. Если вчера в обществе были какие-то группы, которые склонялись к диалогу с властью, то сегодня они либо стали «протывсихами» либо ее оппонентами. Украина скатывается к серьезной и тотальной изоляции. В это время все действия направлены не на развитие государства, а на сохранение власти и усиление личных капиталов.

Украине нужны быстрые и понятные людям демократические реформы. Провести их тем, которые не имеют зачастую элементарных знаний и не обращают никакого внимания на общественное мнение, невозможно. Реформы не могут быть проведены просто хорошими друзьями и преданными слугами.  Нужны интеллектуалы, способные оценить глобальные тренды развития мира, нужны опытные управляющие и моральные лидеры во власти. Нужны реальные экономисты, финансисты и честные, умные юристы.

Внутренний рынок – на нулевой отметке. Мы не можем взять деньги нигде в мире, и вынуждены кататься на печатном станке. Гривна стоит перед девальвацией. Цены галопируют, коррупция превращает чиновников в единственно правящий класс страны. Никто не говорит о легитимизации правопорядка, о реальной реформе правосудия и правоохранительной системы в целом. Армия, с нулевой боеготовностью не способна к защите государственного суверенитета, она не реформируется и не  перевооружается.  

У нас, конечно,  есть отдельные высокоинновационные сегменты в экономике.  Но это всего лишь отдельные островки в устаревшей и изношенной экономическое системе. В целом, мы скатываемся все глубже и глубже в третий мир. Поэтому, нужны воистину революционные реформы. Но для этого власть должна иметь доверие, ну, хотя бы у половины населения. И надо еще иметь решительность отказаться от ошибок, от тех глубоких проколов и провалов, которые больно бьют по реальности.

Вы говорите, что нужны быстрые революционные реформы. По-вашему, реформы, которые проводит сегодня власть, являются неэффективными и неантикризисными?

– Ни одна проведенная реформа не дала положительного результата. Например, налоговая – привела к тому, что Украина оказалась на третьем месте с конца в мире по качеству налоговой системы. Это не мое мнение, это мнение Мирового банка и аудиторской компании "Прайс Уотерхаус Куперс". Придут инвесторы в страну с такой налоговой системой? Никогда. Кто реально платит налоги по Налоговому кодексу?  Платя такие налоги ни один бизнес не смог бы выжить.

Судебная реформа. Самая худшая судебная система сейчас – в Украине, и это не мое мнение, а всего мира. У нас самая высокая коррупция в судах, которые слишком часто принимают решения, совершенно не отвечающие закону.

Инвестиции в Украину. Скорее следует говорить о репатриации капиталов. Инвестиционная привлекательность страны сегодня находится на самой низкой отметке. Из-за политики, коррупции и судов.

Вот Евро-2012 должно было привлечь в Украину крупные мировые компании, которые бы построили современные дороги и самое главное, качественную инфраструктуру, современные аэропорты, вокзалы, мосты, стадионы и т.д. Но никто не пришел.  Все понимали непросчитываемые риски. Никто не мог позволить себе давать от 40 до 50% откатов на объектах Евро и работать субподрядчиком у местных олигархов.

Вы стараетесь сейчас быть внепартийным экспертом. Советуете, рекомендуете ли вы что-то власти? К вам прислушиваются?

До октября 2011 года я работал первым заместителем секретаря СНБО и регулярно составлял соответствующие докладные записки президенту и главе его  администрации. Но ни на одну из них я не получил ответа. Я думаю, что причиной моего сокращения послужило именно то, что никому не нужны никакие, профессиональные, но с их точки зрения, навязчивые советы.

Сегодня, как политический эксперт, я говорю, что нужно делать. Например, это касается новой конституционной реформы и работы Конституционной ассамблеи. Я считаю, что, прежде всего, нужно услышать, зачем нам нужны изменения в действующую Конституцию и какова степень ее легитимности? И если нужно менять Конституцию, то какие ее разделы или принимать новую Конституцию? Что нас в ней не удовлетворяет? Это чья-то очередная прихоть или назревшая капитальная перезагрузка страны? Какая после этого будет форма государственного правления? В чьих руках будет сосредоточена власть? Есть еще сотня вопросов. Но ни на один из них  ни вы, ни я, ни общество не получили, и кажется, не получим ответа.

Вообще-то Конституционная ассамблея – это орган учредительной власти. Его задача только одна – подготовить, одобрить  текст Конституции  и   отправить ее на всенародный референдум. Поэтому, туда должны избираться делегаты по такому же  принципу  как и в парламент. У нас обычному совещательному органу при Главе державы присваивается громкое название. Непонятен и сам  процесс принятия новой Конституции – ее будет принимать парламент или он будет выноситься на всеукраинский референдум после завершения работы совещательного органа президента?

– "Дело Тимошенко" – ошибка или закономерность в действиях нынешней власти? Ожидать ли каких-то санкций со стороны Европы по отношению к Украине?

– Что касается дела Тимошенко, то это крупная и, возможно, фатальная  политическая ошибка власти. Нет ни одной страны в мире, которая поддерживала бы сегодня действия власти по отношению к Юлии Тимошенко. Я – профессиональный криминалист, и скажу, что все нормы о должностных преступлениях –  это пережитки сталинско-вышинских времен и сильно устаревшие институты уголовной юстиции. Доказательство тому – самая высокая латентность этих правонарушений. Смею утверждать, в наших условиях нет должностных лиц, действия которых в той или иной мере не подпадали бы под действие составов этих преступлений. Без сомнения, это выглядит как политический процесс с формальным прикрытием Уголовного Кодекса. Мне кажется, что здесь буквально использован принцип советских следователей: «Был бы человек, а статья найдется».  

Кстати, и новый Уголовно-процессуальный кодекс тоже не улучшает ситуацию с уголовным процессом. Он не пошел дальше Уголовно-процессуального кодекса 1960 года, поскольку ограничил еще более защиту и сделал ее значительно слабее по отношению к обвинению. Я уже молчу об этом «карликовом суде» присяжных, где трое присяжных ничего не смогут сделать против воли двоих профессиональных судей – никакого свободного принятия решений о виновности или невиновности подсудимого не будет.

А, возвращаясь к делу Тимошенко, мне кажется, что Европейский суд будет иметь все основания вынести достаточно серьезный вердикт в ее защиту. А насчет санкций… Думаю, что до Евро-2012 и, скорее всего, до парламентских выборов, по отношению к Украине никаких серьезных санкций не применят. Если не считать таковыми усиливающуюся политдипломатическую изоляцию и беспрерывное падение всех без исключения рейтингов Украины на фоне таких же беспрерывных жестких резолюций ЕС и США.  Отсчет нового политического кризиса и парад санкций могут быть запущены после октября 2012 года, если власть не докажет способность к демократическим процедурам и справедливым выборам в  парламент, поскольку их будут оценивать не по национальному законодательству, а по международным правилам, нормам и традициям.

Юлия Тарасова